Присутствовать здесь для меня честь.
Я нахожу выступления TED захватывающими
и вдохновляющими.
Некоторые из выступающих настолько умны,
что это ранит мой мозг.
(Смех)
Я не собираюсь ранить ничей мозг. (Смех)
Это моё первое обещание.
Каждый день, просыпаясь, мы делаем выбор:
мы можем сконцентрироваться на том, что не так в нашей жизни,
или на её положительных сторонах.
В следующие 10 минут я расскажу вам,
как концентрация на положительных сторонах жизни
вместо отрицательных
может помочь нам исправить всё то, что идёт не так.
Более того, фокусировка на том, что в этом мире идёт, как положено, —
лучший способ исправить то, что в мире не ладно.
Это Оливер, мой племянник.
Ему 3 года,
и я обедал с ним на днях.
Я забрал его.
Мы живём в центре Бостона.
Погода была прекрасная, и мы отправились на пикник.
Здесь Оливер наслаждается арахисовым маслом и бутербродом с желе.
И это…
всё, что я хотел вам рассказать. Спасибо!
(Смех)
Пока я выкладывал обед,
Оливер спрыгнул со стола.
На лавочке рядом с нами сидела пожилая женщина.
Очень пожилая.
Я подумал, что она, возможно, бездомная,
так как её сумка была грязноватой.
Я не успел даже глазом моргнуть, как Оливер заговорил с ней.
«Сколько тебе лет?» — спросила женщина.
«Угадайте!» — предложил Оливер.
«Я думаю, тебе 4», — ответила она.
«Мне три с половиной, — сказал Оливер, —
а Вам?»
«Угадай!» — ответила она.
Тогда он сделал шаг назад и взглянул на меня в поисках помощи.
(Смех)
«Думай сам», — сказал я.
(Смех)
Не просто угадать сколько лет женщине, не так ли? (Смех)
Зная, что придётся принимать решение самому, он вновь шагнул вперёд,
взглянул на неё и спросил:
«Сто?».
(Смех)
Я серьёзно.
Я не успел принести извинения,
как женщина от души рассмеялась.
Вместе с ней рассмеялся и Оливер, а после я.
Вскоре она присоединилась к нам, и мы подружились.
Когда мы были детьми,
нас наполнял оптимизм, мы были точно такими же.
В тот день Оливер открыл мне глаза,
ведь он сконцентрировался на своих возможностях, а не на препятствиях.
К сожалению, взрослея, мы учимся фокусироваться
на преградах, а не на возможностях.
С возрастом мы становимся скептиками, вместо того чтобы оставаться теми, кем были.
А пожив немного с этими установками, мы становимся пессимистами.
И не смотрите на меня так, вы все таковы.
Кроме вас, ребята. Вы ещё не стали такими, да?
Никто не хочет быть пессимистом.
Пессимистом быть не очень-то весело.
Пессимизм наполняет жизнь тревогой и стрессом.
Правда в том, что все люди на земле хотят быть счастливыми.
Некоторым кажется, что их сделают счастливыми красивые вещи,
другим — пребывание в каком-то особенном месте.
Но счастливыми нас может сделать
лишь наше отношение, наше видение мира.
Это моя мама, Джоан.
Джоан с моим отцом вырастили 6 детей
на деньги, которых хватило бы лишь для 2-х детей.
У моей мамы был особый приём:
она собирала всех нас за столом,
а у нас, как у любой обычной американской или бостонской семьи,
было множество проблем,
но она заставляла забыть о них,
говоря что-нибудь вроде:
«Расскажите мне, что хорошего произошло сегодня».
И это кое-чему научило нас, так как энергетика в комнате менялась.
Это мой младший брат Джон.
Он мой бизнес-партнёр в компании Life is good.
Он спал внизу, а я наверху.
Если вы встречали моего брата,
то заметили, что он напоминает Спейсшота.
Если присмотреться к радиатору,
то можно подумать, что он перекусывал свинцовой краской.
(Смех)
Мы с ним младшие из 6 детей,
и если вы навестите моих родителей в Нидхеме,
то увидите кучу шкафов,
набитых фотографиями моих старших братьев и сестёр.
Это одна из трёх фотографий моего детства.
(Смех)
И когда я смотрю на это фото, я думаю:
«Мама, ничего страшного, что ты не фотографировала нас,
но ты могла хотя бы простыни на кровать постелить?»
(Смех)
Когда мы с братом окончили колледж,
вооружённые отсутствием опыта, безденежьем
и парой хороших советов от мамы,
мы занялись дизайном футболок и стали продавать их на улицах Бостона.
Вскоре мы купили фургон и назвали его «Предприятие».
Мы решили, что пойдём в бизнесе по продаже футболок так далеко, как никто до нас.
Мы залезли в фургон, и, верьте или нет,
отправились в путь длинной в 5 лет.
Каждую ночь мы спали прямо на дороге в этом фургоне.
В дороге мы много разговаривали,
но одна из бесед изменила наши жизни навсегда.
Мы обсуждали то, как СМИ
наводнили нашу культуру негативной информацией,
постоянно рассказывая нам о том, что в мире не так,
и лишь изредка говоря о том, что в нём хорошего.
В результате этой беседы появился бренд Life is good.
Казалось глупым делать торговую марку из этих 3-х слов.
Это всё равно, что сделать марку из слова «привет».
Во многих смыслах нам везло,
но мы были оптимистами
и верили, что в этом кроется сила.
Но тогда главный вопрос для нас
заключался в другом:
целесообразно ли это коммерчески?
Купят ли люди эти три слова Life is good
и другие оптимистичные послания?
Они купили.
2 дня спустя на улицах Кембриджа
мы продали 48 футболок за 45 минут.
Это до ужаса напугало нас, потому что мы не знали, что делать.
Но бизнес продолжал расти, несмотря на отсутствие в нас деловой хватки.
Мне не хватит времени описать все ошибки, что мы сделали,
но их было много.
Посыл бренда был настолько силён, что полностью поглотил нас.
Черта между работой и игрой начала стираться,
и деловые собрания для нас выглядели примерно так.
Мы не понимали, что происходит с нашим бизнесом,
но он рос прямо под нашими ногами.
Чем больше футболок мы выпускали, тем больше людей их покупало.
И через 6 лет…
В тот первый день в Кембридже
мы заработали 78 долларов,
а через 6 лет наша компания стоила 3 миллиона.
Нам казалось, что мы дотянулись до Луны, и мы просто наслаждались этим.
Сегодня, зная о фонде Life is good Kids Foundation, люди спрашивают нас:
«Вы задумывали этот бренд в качестве комплексной модели
с коммерческим и некоммерческим подразделениями?»
Поверьте, я не имел представления, что такое комплексная модель,
и могу гарантировать, что не знал этого и мой брат.
(Смех)
Мы просто не хотели искать работу.
(Смех)
Мы просто наслаждались тем, что делали, и дела шли в гору.
Это-то нас и поразило.
Мы стали получать письма от людей, чьи жизни полны невзгод,
не имея представления о том, почему они пишут нам.
Я зачитаю для примера письмо,
написанное одним из этих мальчиков.
Я всё ещё не встретился с ними, но однажды это произойдёт.
«Дорогие Берт и Джон, меня зовут Алекс.
У меня есть брат Ник, нам по 10 лет.
Нам в жизни выпали большие испытания,
но мы каждый день радуемся тому, что мы есть друг у друга.
Мы родились раньше положенного и весили всего по 450 граммов,
так что нам пришлось набирать форму.
При рождении мне ампутировали ногу.
Ник — незрячий.
У нас с Ником есть все ваши футболки, на которых написаны наши любимые занятия.
Но если вы спросите, что у нас получается лучше всего,
что делает нас счастливыми и дарит нам улыбки, —
это общество друг друга.
Сейчас я осознаю, что Нику тяжелее, чем мне».
Это мой любимый момент,
ведь ему всего 10 лет, а он словно весь мир повидал.
«Но он говорит и делает то, что заставляет меня смеяться и забывать о плохом.
Я не знаю, как выразить мои чувства иначе
нежели словами, что я люблю его.
Вам повезло, что у вас тоже есть брат».
Он просто не знает моего брата.
(Смех)
«Надеюсь вам весело вместе. Ваши друзья Алекс и Ник».
Что вы делаете, получая подобные письма?
(Аплодисменты)
Знаете что?
Вы получаете такое письмо как подтверждение того, что вы источник оптимизма,
оно наполняет вас благодарностью за то, что вы имеете,
и заставляет вас думать: «Я больше никогда не скажу, что мне надо что-то сделать.
Я просто возьму и сделаю».
Вы занимаетесь стиркой, потому что можете стоять на двух ногах.
Вы идёте за продуктами, но вам не приходится и впрямь идти за ними,
ведь когда вы идёте за продуктами,
вы смотрите на них двумя глазами.
И вот эти дети, которые не просят ничего.
Они просто хотели поздороваться и провести вместе время.
Так что мы сделали то, что казалось единственно логичным.
Вы, наверное, догадываетесь.
Мы организовали фестиваль тыкв.
(Смех)
И этот фестиваль помог собрать деньги и обратить внимание на детей,
борющихся с трудностями.
Он прошёл в Портланде, в штате Мэн.
Если вы бывали в Мэне, то знаете, что в октябре
купальные костюмы там не поносишь.
(Смех)
Мы не знали, придёт ли кто-нибудь на нашу дурацкую вечеринку,
но люди пришли.
Много людей.
Эта женщина пришла в бикини, будучи на 14-ом месяце беременности.
(Смех)
Она привела с собой мужа — Мистера Позитива.
А этого парня, вывели из здания.
(Смех)
Фестиваль всё рос и рос,
и в итоге мы побили рекорд Книги рекордов Гиннесса
по количеству зажжённых тыкв в одном месте и в одно время.
Это было в бостонском парке.
В первый год компания Life is Good
собрала 100 000 долларов.
В 2006, в том самом парке Бостона, мы собрали 1 млн долларов,
и каждый пенни был отдан нуждающимся детям.
Фестиваль тыкв превратился в музыкальный фестиваль Life is Good Music Festival.
Его посещают 30 000 оптимистов.
30 000 оптимистов, собирающихся на выходные и слушающих хороших исполнителей.
Это Майкл Франти.
У нас был Дейв Метьюс, а в этом году — Джек Джонсон.
Это весело, мы продолжаем размывать черту между работой и развлечением,
мы не были рождены для бизнеса, он был задуман для нас.
Бизнес — это инструмент,
который вместе с нашим оптимизмом и широтой взглядов
позволил нам услышать этих мальчиков и других людей
и придать нашим действиям чуть больше смысла.
Этот малыш, я его не знаю, но он на нашем фестивале,
и я не знаю, на что он смотрит,
но мы поразили его воображение.
(Смех)
Сообщество оптимистов выросло, не так ли?
У СМИ есть подходы,
ведь Интернет был изобретён лишь в 1989,
и за короткое время произошло нечто потрясающее,
нечто прекрасное для всего человечества.
Впервые в мировой истории
клиенты — покупатели —
отобрали контроль у продавцов.
Мы с братом всё ещё неимоверно заняты совершением новых ошибок в бизнесе,
но знаете что? Люди верят в нас.
Они верят в нас, и им наплевать на наши ошибки.
Они верят в нас и в то, что наши начинания искренни.
Мы жертвуем более 10% всей прибыли компании
на помощь нуждающимся детям.
Люди читают об этом,
их заинтересовывают некоторые случаи,
и они вкладывают в них деньги.
Это и есть капитализм.
Капитализм не рухнул, его просто направили не той дорогой.
Оптимизм и широта взглядов позволили нам это увидеть.
Для нас
это лишь начало пути.
Мы только что подписали контракт с Hallmark
на 5,5 млрд долларов.
Ой, я перепутал миллионы и миллиарды.
(Смех)
Всё, что мы когда-либо писали на футболках,
теперь будет написано на открытках.
Знаете, почему это невероятно круто?
Потому что 10% прибыли от этого пойдёт на нужды детей.
Мы используем идею крупной, грязной капиталистической компании
для добрых дел. И знаете что?
Hallmark и Life is good ведут совместные дела.
Мы подписали совместную сделку со Smuckers,
которая принесёт 5 млрд долларов.
И в этот раз я не ошибся.
(Смех)
Круто то, что мы производим изысканный кофе.
Я не пью кофе, я не в теме, и мне всё равно.
10% прибыли с этого кофе
будут отданы нуждающимся детям.
Мы задумали кругосветное путешествие.
Мы собираемся рассказать о нашем бренде всему свету
и помочь детям по всему миру.
Мы не продаём компанию и не ищем славы,
мы делаем то, что нам нравится, и нам нравится то, что мы делаем.
У каждого из вас есть свой путь. Ваша жизнь — это путь.
И мы все разделяем наш жизненный путь.
Будьте добры друг к другу,
любите себя
и друг друга
и наслаждайтесь путешествием.

Bert discusses why Life is good, a positive lifestyle brand, purposely blurs the lines between work, play, for-proft enterprise and non-profit social work. The lessons learned from his personal and professional experiences illustrate that the keys to a happy and fulfilling life are all around us.

Bert Jacobs and his brother John spent five years sleeping in a van and hawking t-shirts in the street before creating the Life is good brand.

In the spirit of ideas worth spreading, TEDx is a program of local, self-organized events that bring people together to share a TED-like experience. At a TEDx event, TEDTalks video and live speakers combine to spark deep discussion and connection in a small group. These local, self-organized events are branded TEDx, where x = independently organized TED event. The TED Conference provides general guidance for the TEDx program, but individual TEDx events are self-organized.* (*Subject to certain rules and regulations)

Do What You Like, Like What You Do: Bert Jacobs at TEDxBeaconStreet

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *