Я хочу поговорить о возможном сосуществовании ИИ и человечества,
но сперва нужно переоценить наши человеческие ценности.
Для начала позвольте мне признаться в том, как я ошибался в ценностях.
16 декабря 1991 года, 11 часов.
Я вот-вот должен был стать отцом.
Моя жена Шен-Линь была в больнице, очень тяжёлые роды продлились 12 часов.
Я сидел у её кровати, но с нетерпением посматривал на часы,
я знал то, чего не знала она.
Я знал, что если в течение часа
наш ребёнок не появился бы на свет,
мне бы пришлось оставить её
и вернуться на работу
делать презентацию по ИИ
для своего начальника, руководителя Apple.
К счастью, дочь родилась в 11.30,
(Смех)
(Аплодисменты)
освободив меня от необходимости совершить немыслимое,
но до сих пор я сожалею,
что позволил работе быть важнее любви к своей семье.
(Аплодисменты)
Однако моё выступление об ИИ прошло блестяще.
(Смех)
Apple понравилась моя работа, и я решил рассказать о ней
на TED 1992 года,
26 лет назад на этой самой сцене.
Я думал, что совершил одно из важнейших открытий в сфере ИИ,
о чём на следующий день и написали в Wall Street Journal.
Но в том, что касается открытий,
как оказалось,
я не открыл ни Индию, ни Америку.
Возможно, я открыл островок неподалёку от Португалии.
Но открытия в сфере ИИ продолжались,
и всё больше учёных посвящали себя им.
Около 10 лет назад большое открытие в ИИ
сделали три североамериканских учёных,
оно известно как глубокое обучение.
Глубокое обучение — это технология, которая может взять огромный объём данных
из единой области
и научиться принимать решения и делать прогнозы с нечеловеческой точностью.
Например, если показать системе глубокого обучения
огромное количество фотографий еды,
она сможет распознавать,
где изображён хот-дог, а где нет.
(Аплодисменты)
Или можно показать картинки, видео и сенсорные данные
о вождении на трассе,
и она сможет управлять автомобилем на трассе не хуже,
чем водитель-человек.
А что если показать этой системе глубокого обучения
все речи, произнесённые президентом Трампом?
Тогда этот созданный ИИ президент Трамп,
а точнее сама система,
(Смех)
сможет…
(Аплодисменты)
Вам нравятся двойные оксюмороны, да?
(Смех)
(Аплодисменты)
Эта система, если её попросить выступить с речью об ИИ,
может сказать…
(Аудио) Дональд Трамп: Великое дело —
построить лучший мир с помощью ИИ.
Кай-Фу Ли: Может, на другом языке?
ДТ: (говорит по-китайски)
(Смех)
КФЛ: Вы же не знали, что он говорит по-китайски?
Итак, глубокое обучение легло в основу открытий в ИИ,
в которых лидировали США.
Но сейчас наступила эра применения,
когда по-настоящему важно исполнение, качество продукта, скорость и данные.
И тут в игру вступил Китай.
Китайские предприниматели,
которых я спонсирую как венчурный инвестор, —
это невероятные труженики,
с восхитительным подходом к работе.
Мой пример с роддомом — ничто по сравнению с тем, как много работают в Китае.
Например, один стратап хотел заявить о балансе между работой и жизнью:
«Приходите работать к нам, потому что у нас 996».
Что это значит?
Это значит, что они работают с 9 утра до 9 вечера шесть дней в неделю.
В этом их отличие от стартапов 997.
А качество китайской продукции существенно выросло
за последнее десятилетие,
и всё из-за высоко конкурентной среды.
В Кремниевой долине предприниматели конкурируют очень по-джентльменски,
как в древних войнах, когда противники
стреляли поочерёдно.
(Смех)
А в Китае
это настоящая смертельная битва гладиаторов.
В такой жестокой среде предприниматели учатся очень быстро расти,
со скоростью света улучшать свою продукцию,
оттачивать свои бизнес-модели,
пока те не станут неуязвимыми.
В результате большие китайские сервисы, такие как WeChat и Weibo,
возможно, превзошли
американские эквиваленты от Facebook и Twitter.
Китайский рынок принимает эти изменения,
ускоряющиеся изменения, смену парадигм.
Например, если вы поедете в Китай,
то увидите, что там почти не пользуются наличными и кредитными картами,
потому что то, о чём мы много говорим, мобильные платежи
в Китае уже вовсю действуют.
В прошлом году
18,8 триллиона долларов США были переведены через мобильный интернет
и всё благодаря очень надёжным технологиям,
стоящим за этим.
Эта сумма даже больше ВВП Китая.
Вы спросите: как эта технология может быть выше ВВП?
Потому что там учитываются все транзакции:
оптовые закупки, каналы, розница, онлайн- и офлайн-торговля,
покупки в торговом центре или на таком вот фермерском рынке.
Этой технологией пользуются 700 млн человек
для оплаты покупок и для взаиморасчётов,
это технология для людей,
и переводы почти бесплатны.
Технология действует моментально
и используется повсюду.
И наконец, китайский рынок огромен.
Этот огромный рынок
даёт предпринимателям больше клиентов, пользователей, прибыли,
инвестиций, но, что наиболее важно,
он позволяет им собрать больши́е объёмы данных,
которые являются топливом, необходимым для успешной работы ИИ.
В результате китайские компании, занимающиеся ИИ,
совершили такой скачок,
что сегодня самые ценные компании
в машинном зрении, распознавании и синтезировании речи,
машинном переводе и дронах —
это китайские компании.
Итак, если США были лидерами в эпоху открытий,
то Китай лидирует в эпоху применения,
а мы живём в удивительный век,
когда двойной мотор двух сверхдержав
работает сообща
и ускоряет технологическую революцию так, как никогда раньше
в истории человечества.
Это принесёт огромное богатство,
беспрецедентное богатство:
16 трлн долларов, по оценке PwC,
в виде прироста мирового ВВП к 2030 году.
Также это создаст невероятные угрозы
с точки зрения потенциальных рабочих мест.
Если в век индустриализации
создавалось больше рабочих мест,
поскольку труд ремесленников замещался работой в сборочном цеху,
требовалось больше рабочих.
Но ИИ полностью заменит отдельные рабочие места на конвейере
роботами.
И так будет не только на заводах,
не нужны будут водители
и даже продавцы по телефону, сотрудники клиентских служб,
гематологи и рентгенологи.
В ближайшие 15 лет
их постепенно заменит ИИ.
И только творческие профессии…
(Смех)
Нужно же мне себя обезопасить?
И только творческие профессии будут в безопасности,
поскольку ИИ может оптимизировать, но не может творить.
Но ещё серьёзнее потери рабочих мест
потеря смысла,
так как рабочая этика в век индустриализации
убедила нас, что работа — главное в жизни,
что работа придаёт смысл нашей жизни.
И я сам был добровольной жертвой такого трудоголического мышления.
Я работал с невероятным усердием.
Именно поэтому я едва не оставил в роддоме жену,
именно поэтому я с коллегами работал в режиме 996.
Но эта одержимость работой
резко закончилась несколько лет назад,
когда мне диагностировали лимфому четвёртой степени.
На этом томографическом снимке видно более 20 злокачественных образований,
похожих на огненные шары,
которые развеяли мои амбиции.
Но что важнее,
они помогли мне переосмыслить свою жизнь.
Зная, что мне, возможно, осталось всего пару месяцев,
я понял, как глупо было
определять собственную значимость
усердием в работе и его результатами.
Мои приоритеты были расставлены неправильно.
Я пренебрегал семьёй.
Мой отец умер,
а я так и не сказал ему, что его любил.
У моей матери развилась деменция, и она меня уже не узнавала,
мои дети выросли.
Во время химиотерапии
я прочитал книгу Бронни Вэр,
которая описывала последние желания и сожаления людей на смертном одре.
Она обнаружила, что перед лицом смерти
никто не сожалел о том, что мало работал.
Люди жалели лишь о том, что слишком мало времени проводили с близкими
и не делились любовью.
К счастью, сейчас у меня ремиссия.
(Аплодисменты)
Поэтому я смог снова прийти на TED
и поделиться с вами изменениями, которые со мной произошли.
Сейчас я работаю только в режиме 965,
редко 996, обычно 965.
Я переехал поближе к матери,
жена обычно сопровождает меня в поездках,
а когда у детей каникулы и они не приезжают домой, я еду к ним.
Именно новый режим жизни
помог мне осознать
важность любви,
и то, что я оказался перед лицом смерти, помогло мне изменить свою жизнь
и по-другому увидеть,
как ИИ должен повлиять на человечество
и работу, сосуществовать с людьми.
Действительно, ИИ вместо нас будет выполнять однообразную работу,
но такая работа не для нас.
Мы существуем для любви.
Держать на руках новорождённого,
влюбляться с первого взгляда,
помогать другому в трудную минуту —
у людей есть уникальная способность дарить и воспринимать любовь,
именно это отличает нас от ИИ.
В отличии от того, что рисует нам фантастика,
я могу ответственно заявить, что ИИ не способен на любовь.
Когда программа AlphaGo одержала победу над чемпионом мира Кэ Цзе,
Кэ Цзе любил игру в го и плакал от огорчения,
а AlphaGo не испытывала радости от победы
и уж точно не хотела никого обнять.
Так в чём же мы, люди, уникальны
в век ИИ?
Мы говорили о творчестве,
и это одна из возможностей,
а сейчас мы предложим новый ориентир,
который можно назвать состраданием, любовью, эмпатией.
На это ИИ не способен.
И пусть он заберёт у нас монотонный труд,
я думаю, мы можем и должны создавать места, где можно проявить сострадание.
Вы спросите, сколько их существует,
но я вас спрошу:
не кажется ли вам, что нам понадобится много социальных работников,
чтобы совершить этот переход?
Согласны ли вы, что нужно много чутких работников патронажных служб,
чтобы ухаживать за бóльшим числом людей?
Не согласны ли вы, что нужно в 10 раз больше учителей,
чтобы помочь детям найти свой путь,
выжить и процветать в этом дивном новом мире?
И со всем этим вновь приобретённым богатствам
не стоит ли нам сделать любовь карьерой,
сделать карьерой уход за стариками
или домашнее обучение детей?
(Аплодисменты)
График, безусловно, не идеален,
но он указывает четыре пути взаимодействия с ИИ.
ИИ заберёт у нас монотонный труд,
и со временем мы будем этому рады.
ИИ станет прекрасным инструментом для творческих людей,
и учёные, художники, музыканты и писатели
станут ещё больше творить.
ИИ станет для людей средством аналитики,
а люди согреют его своим теплом,
чтобы сделать сострадание работой.
И мы всегда будем отличаться работой,
на которую способны только мы,
работой, где есть место творчеству и состраданию,
где нам помогут наши головы и сердца.
И вот, что мы имеем:
план сосущестования людей и ИИ.
ИИ — это счастливое открытие.
Оно освободит нас от монотонной работы
и напомнит о том, что делает нас людьми.
Давайте примем ИИ и будем жить в любви.

AI is massively transforming our world, but there’s one thing it cannot do: love. In a visionary talk, computer scientist Kai-Fu Lee details how the US and China are driving a deep learning revolution — and shares a blueprint for how humans can thrive in the age of AI by harnessing compassion and creativity. «AI is serendipity,» Lee says. «It is here to liberate us from routine jobs, and it is here to remind us what it is that makes us human.»

How AI can save our humanity | Kai-Fu Lee

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *